Риски при заключении договора цессии

Договор цессии: какие налоговые последствия возникают при продаже долга

Риски при заключении договора цессии

Договор цессии: какие налоговые последствия возникают при продаже долга

22 марта 2019 Алексей Крайнев Юрист по налоговым, трудовым и гражданским правоотношениям

Гражданский кодекс разрешает любой компании, имеющей дебиторскую задолженность, передать право по ее взысканию третьим лицам. В условиях финансовой нестабильности и неплатежей этим правом пользуется все большее количество компаний. Бухгалтера же в таких случаях волнуют налоговые последствия продажи долга.

Если подходить к сделке по продаже дебиторской задолженности глобально, то мы обнаружим, что в ней участвуют три стороны — должник (то есть та фирма, долг которой продается), кредитор (продавец задолженности) и новый кредитор (или покупатель задолженности).

Очевидно, что налоговые последствия цессии для каждой из этих трех сторон будут разными. Кроме того, в некоторых случаях правила налогообложения будут зависеть еще и от того, какая именно задолженность продается — по договору займа или вытекающая из договора на реализацию товаров, работ, услуг.

Обговорив общие моменты, перейдем к конкретике и начнем с самого простого — с должника.

Налоги у должника

Для должника не имеет значения, какой именно долг у него перед кредитором (вытекающий из реализации или из займа). В любом случае передача кредитором права требования этого долга другому лицу не обязывает должника восстанавливать НДС (если он предъявлялся).

Ведь перечень оснований для восстановления налога закрытый и такого пункта, как заключение договора цессии, в нем нет (п. 3 ст. 170 НК РФ). Заметим, что при уступке права требования по договору займа вопрос с НДС вообще не возникает, т.к.

операция по предоставлению займа НДС не облагается, а значит, налог должнику не предъявляется и к вычету не принимается (пп. 15 п. 3 ст. 149 НК РФ).

Сходная картина и с налогом на прибыль. Передача новому кредитору права требования по оплате имущества, приобретенного должником, никаких последствий не влечет.

Ведь при методе начисления расходы учитываются в целях налогообложения вне связи с реальной оплатой (ст. 253, ст. 272 НК РФ). А сумма займа при ее возврате вообще в расходах не учитывается (п. 12 ст. 270 НК РФ).

И это правило не зависит от того, кому возвращается заем: первоначальному кредитору, или новому, получившему такое право требование по договору цессии.

Вести учет и сдавать отчетность по налогу на прибыль и НДС через интернет

А вот если должник применяет кассовый метод при налогообложении прибыли или находится на УСН, то приобретенные товары (работы, услуги), право требования по оплате которых уступлено, будут считаться оплаченными в момент погашения задолженности новому кредитору (п. 3 ст. 273 НК РФ, п. 2 ст. 346.17 НК РФ).

Продавец долга. НДС

Теперь посмотрим, как заключение договора цессии отразится в налоговом учете у компании — первоначального кредитора. Если он уступает право требования по договору займа, то ситуация крайне проста. Тут в силу прямого указания в НК РФ налог на добавленную стоимость не начисляется (пп. 15, 26 п. 3 ст. 149 НК РФ).

Если же он продает долг, образовавшийся в результате поставки товаров (работ, услуг), то в теории возникает база по НДС. Дело в том, что  передача имущественных прав — это отдельный объект обложения НДС (пп. 1 п. 1 ст. 146 НК РФ). А право требования долга как раз и является имущественным правом.

 Налоговую базу в таком случае нужно определять по правилам пункта 1 статьи 155 НК РФ. Там говорится, что облагаемая база — это превышение суммы дохода, полученного первоначальным кредитором, над размером денежного требования, права по которому уступлены.

Таким образом, на практике первоначальному кредитору придется платить налог, только если он получил от нового кредитора сумму, превышающую саму задолженность. 

Провести автоматическую сверку счетов‑фактур с контрагентами  

Продавец долга. Налог на прибыль и УСН

Как мы уже выяснили, договор цессии никак не затрагивает факт реализации товаров, работ или услуг. Поэтому при методе начисления корректировки налоговой базы по налогу на прибыль цессия также не влечет.

Ведь на дату уступки доходы от реализации товара (работ, услуг) уже учтены при налогообложении прибыли (п. п. 1, 3 ст. 271 НК РФ). Равно как учтены и расходы, связанные с такой реализацией (ст. 268 НК РФ, ст. 272 НК РФ).

Какая-либо корректировка налоговой базы по первоначальной сделке в связи с уступкой не производится.

А значит, предстоит разобраться только с доходом в виде суммы, полученной в результате уступки права требования. Проблема тут в том, что финансовый результат цессии, как правило, отрицательный — право требования в большинстве случаев продается с дисконтом. И законодатель учел этот момент, установив в подпункте 2.

1 пункта 1 статьи 268 НК РФ, что налоговая база по цессии определяется по правилам, установленным статьей 279 НК РФ. А правила эти таковы: разница между стоимостью товаров (работ, услуг), право требования оплаты которых уступлено и суммой, полученной от покупателя долга является убытком.

А порядок учета убытка зависит от того когда была продана задолженность.

Если долг продан до наступления срока платежа, то в расходы включается убыток, не превышающий сумму процентов по долговому обязательству, рассчитанную с учетом требований статьи 269 НК РФ. Сумму процентов можно рассчитать и по-другому — с использованием методов, установленных для взаимозависимых лиц разделом V.I НК РФ.

В этом случае долговое обязательство принимается равным доходу от уступки права требования за период от даты уступки до даты платежа, предусмотренного договором на реализацию товаров (работ, услуг). Способ, выбранный первоначальным кредитором для расчета процентов, нужно закрепить в учетной политике (п. 1 ст. 279 НК РФ).

Ну а если задолженность продана уже после наступления срока платежа, то убыток учитывается целиком. Это следует из пункта 2 статьи 279 НК РФ.

У налогоплательщиков, применяющих УСН (или кассовый метод) ситуация будет немного иная. Ведь в этих случаях доходы от реализации товаров, работ, услуг признаются на дату поступления денежных средств или погашения задолженности другим способом (п. 2 ст. 273 НК РФ, п. 1 ст. 346.17 НК РФ).

Это значит, что на момент уступки продавцом права по получению денег за проданные товары (работ, услуг), выручка в налоговом учете еще не признана — ведь деньги не получены. Но при заключении договора цессии происходит прекращение задолженности покупателя перед продавцом «другим способом».

А значит, именно в этот момент и нужно отразить в доходах выручку от реализации соответствующих товаров (работ, услуг).

Обратите внимание, что этот доход никак не связан с суммой, полученной от покупателя долга — в доходы попадает вся сумма задолженности, которая уступается цессионарию. При этом выручка от продажи товаров может быть уменьшена на стоимость покупных товаров, если уступлено право требования по их оплате (пп. 3 п. 1 ст. 268 НК РФ, пп. 23 п. 1 ст. 346.16 НК РФ).

Помимо этого, у продавца долга, также как и при методе начисления, возникает доход в виде суммы, полученной от нового кредитора — это выручка от реализации имущественного права (п. 2 ст. 273 НК РФ, п. 1 ст. 346.15 НК РФ, п. 1 ст. 249 НК РФ, п. 1 ст. 346.17 НК РФ).

Но при этом плательщики налога на прибыль могут уменьшить эту сумму на сумму уступаемого долга (пп. 2.1 п. 1 ст. 268 НК РФ) и учесть получившийся убыток.

Причем единовременно и полностью вне зависимости от «срока годности» долга, так как статья 279 НК РФ в этой части действует только при методе начисления, а значит, при кассовом применяются общие правила пункта 2 статьи 268 НК РФ.

Заполнить и сдать через интернет актуальную на сегодня декларацию по налогу на прибыль

А вот плательщики УСН сделать это не могут, так как подобного вида расхода для них не предусмотрено. Соответственно, плательщики УСН не могут учесть и убыток от уступки права требования. Эти положения делают договор цессии невыгодным для тех, кто применяет упрощенную систему.

Давайте теперь рассмотрим последствия уступки права требования, вытекающего из договора займа. Тут все достаточно просто: налог на прибыль нужно платить с разницы между суммой, полученной от нового кредитора, и суммой задолженности заемщика по договору на момент уступки (абз. 3 подп. 2.1 п. 1 ст. 268 НК РФ, п. п. 1, 2 ст. 279 НК РФ).

Ну а так как эта разница, как правило, оказывается отрицательной, то убыток учитывается в том же порядке, что в случае с реализацией товаров, работ и услуг.

Это правило применимо как при методе начисления, так и при кассовом, поскольку в части задолженности, вытекающей из договора займа, в статье 279 НК РФ нет оговорки о соответствующем методе.

При УСН деньги, полученные от нового кредитора, продавец долга включает в доходы от реализации имущественного права (п. 1 ст. 346.15 НК РФ, п. 1 ст. 249 НК РФ). Даже несмотря на то, что сделка по получению-выдаче займа налогом не облагается. При этом величина проданного долга расходы не уменьшает, что лишает цессию всякого экономического смысла.

Покупатель долга

Покупатель дебиторской задолженности, который уплатил НДС в составе цены дебиторки, сможет принять этот налог к вычету.

Для этого всего лишь нужно получить от продавца счет-фактуру и отразить купленную задолженность в учете (п. 2 ст. 171 НК РФ, п. 1 ст. 172 НК РФ).

В дальнейшем покупатель долга должен будет начислить НДС, если решит перепродать купленный долг, либо получит деньги непосредственно от должника.

Налог при этом платится с разницы между ценой покупки долга и полученной суммой (п. 2 и п. 4 ст. 155 НК РФ). Если разница отрицательная, налог платить не нужно. Налог нужно рассчитать по ставке 20/120, т.е. «вытянуть» из полученной разницы (п. 4 ст. 164 НК РФ, п. 8 ст. 167 НК РФ). 

Если покупатель долга, образовавшегося по договору займа, перепродает этот долг следующему кредитору, то начислять НДС не надо. Это прямо следует из подпунктов 15 и 26 пункта 3 статьи 149 НК РФ.

Деньги, полученные от должника, будут формировать и доходную часть базы по налогу на прибыль и по УСН (п. 1 ст. 346.15 НК РФ, ст. 249 НК РФ, п. 1 ст. 346.17 НК РФ). Но при этом плательщики налога на прибыль могут уменьшить данный доход на расходы по покупке долга (пп. 2.1 п. 1 ст.

 268 НК РФ, п. 3 ст. 273 НК РФ, п. 3 ст. 279 НК РФ). Если в результате такого уменьшения появится убыток, его можно будет учесть единовременно и в полном размере (п. 2 ст. 268 НК РФ). Плательщики же УСН не имеют возможности уменьшать доходы на сумму затрат по покупке задолженности (п. 1 ст. 346.

16 НК РФ).

Источник: https://www.BuhOnline.ru/pub/beginner/2009/11/2379

Споры, связанные с уступкой права требования

Риски при заключении договора цессии

В.С. Кокова, Ю.Б. Гонгало

Особенности применения арбитражными судами главы 24                     Гражданского кодекса Российской Федерации.

Главой 24 ГК РФ охватывается регулирование двух институтов обязательственного права: уступка требования и перевод долга. Однако в практике арбитражных судов наиболее распространены споры, связанные с применением норм об уступке требования. В связи с этим предметом настоящего анализа являются, главным образом, дела по спорам, связанным с уступкой требования. 

Цессия (уступка права требования) представляет собой способ частичного правопреемства, в результате совершения которого происходит замена активной стороны обязательства (кредитора) при сохранении самого обязательства.

Цессия выражается в передаче первоначальным кредитором новому кредитору определенного права в силу сделки или на основании закона.

Однако договор, которым оформляется переход права, не носит самостоятельного характера: к нему применяются нормы, регулирующие соответствующий тип отношений (чаще всего о купле-продаже, мене, если договор возмездный; дарении, если договор безвозмездный).

Споры, связанные с уступкой права требования.

1. Уступка требования возможна при условии, если уступаемое требование является бесспорным, возникло до его уступки и не обусловлено встречным исполнением, в котором личность кредитора имеет существенное значение (дело № А60-23721/2003).

ООО “С” обратилось в суд  с иском к ООО “Е”, ООО “У”, о признании недействительным договора уступки права требования.

 Решением суда исковые требования удовлетворены частично.

 Постановлением апелляционной инстанции решение изменено, договор уступки права требования (цессии) в части передачи ООО “У” права требования к ООО “С” признан недействительным, в остальной части иска отказано.

Постановлением ФАС Уральского округа от 12.04.2004 г. №Ф09-918/04 постановление апелляционной инстанции оставлено без изменения.

Как следует из материалов дела, между ООО “С” (заказчик) и ОАО “Р” (подрядчик) заключен договор подряда.

В связи с ненадлежащим исполнением заказчиком обязательств по оплате выполненных работ решением суда по делу N А60-23891/2002, не вступившим в законную силу,  с ООО “С” в пользу ОАО “Р” взыскана сумма долга.

Из содержания условий договора цессии усматривается, что во исполнение договора комиссии (где ОАО “Р” – комитент, а ООО “Е” – комиссионер), ООО “Е” (цедент) уступило ООО “У” (цессионарий) свои права требования к должникам, указанным в приложении N 1 к договору цессии.

В соответствии со ст. 382 ГК РФ право (требование), принадлежащее кредитору на основании обязательства, может быть передано им другому лицу по сделке (уступка требования). Если иное не предусмотрено законом или договором, право первоначального кредитора переходит к новому кредитору в том объеме и на тех условиях, которые существовали к моменту перехода права (ст. 384 ГК РФ).

Всесторонне и полно исследовав имеющиеся в деле доказательства в их совокупности суд апелляционной инстанции обоснованно, в соответствии с положениями ст. ст.

166, 168, 382, 383, 711, 723 ГК РФ пришел к выводу о наличии оснований для признания недействительным договора  уступки прав требований (в сумме, оспариваемой истцом), поскольку действительность уступленного права, его бесспорный характер не подтверждается материалами дела, договор не соответствует требованиям ст. ст. 382, 384 Гражданского кодекса Российской Федерации.

При этом, судом апелляционной инстанции обоснованно указано, что в отношении суммы задолженности право требования оплаты которой уступлено новому кредитору – имеются судебные споры, а решение от 17.01.

2003 Арбитражного суда Свердловской области по делу N А60-23891/02-С1, со ссылкой на которое суд первой инстанции признал договор цессии  в части взысканной судом суммы действительным – в законную силу не вступило.

2. Отсутствие в материалах дела доказательств возмездности договора цессии не является основанием для признания его ничтожным  (дело N А60-6253/02).

Прокурор обратился в суд в защиту государственных и общественных интересов в лице Управления социальной защиты населения МО “Ш” к ООО “Р” о взыскании неосновательного обогащения.

Решением суда в иске отказано в силу недоказанности истцом факта неосновательного обогащения.

Постановлением апелляционной инстанции решение оставлено без изменения.

В постановлении от 18.09.2002 г. №Ф09-2554 ФАС Уральского округа согласился с решением и постановлением по существу, однако указал на необходимость изменения мотивировочной части.

Как следует из материалов дела, между Управлением социальной защиты населения МО “Ш” и ОАО “У” заключен договор поставки, порядок расчетов по которому установлен сторонами  в виде взаимозачета в областной бюджет по погашению налога на имущество за ОАО “У”.

Свои обязательства по погашению налогов в областной бюджет Управление социальной защиты населения исполнило.

Управление социальной защиты населения МО “Ш” (первоначальный кредитор) передало право требования к ОАО “У” (должник) по договору поставки  ООО “Р” (новый кредитор).

Суд кассационной инстанции поддержал позицию судебных инстанций в части того, что переданное право требования возникло из обязательства по договору цессии; поскольку требования заявлены из неосновательного обогащения, а доказательств наличия неосновательного обогащения со стороны ответчика истцом не представлено, вывод об отсутствии оснований для удовлетворения исковых требований по основаниям ст. ст. 1102, 1103 ГК РФ, правомерен.

Однако вывод суда апелляционной инстанции о ничтожности договора цессии ввиду передачи по нему несуществующего обязательства и отсутствия условия о возмездности признан кассационной инстанцией необоснованным в связи со следующим.

 Согласно п. 3 ст. 423 ГК РФ договор предполагается возмездным, если из закона, иных правовых актов, содержания или существа договора не вытекает иное. Ни законом, ни иными правовыми актами не предусмотрен безвозмездный характер уступки права требования.

Из существа договора, заключенного между сторонами, также не вытекает его безвозмездность. При вынесении судебных актов судом не были учтены нормы п. 2 ст. 572 ГК РФ, согласно которым обязательным признаком договора дарения должно служить вытекающее из соглашения о цессии очевидное намерение передать право в качестве дара.

Из данного договора цессии  такого намерения не усматривается.

Таким образом, ФАС Уральского округа счел необходимым исключить из мотивировочной части постановления апелляционной инстанции выводы о ничтожности договора цессии в связи с отсутствием в договоре условия о возмездности.

Источник: https://ekaterinburg.arbitr.ru/files/userfiles/CT/pr14.htm

Подводные камни договора цессии

Риски при заключении договора цессии

Уже ни для кого не секрет, что на улицах городов России работают так называемые Аваркомы (аварийные комиссары – ред.). Некоторые из них работают «по старинке», оказывая помощь в составлении извещения о ДТП и в сборе документов, необходимых для обращения в страховую компанию, получая за это минимальную сумму, от 1000 до 1500 рублей.

А есть такие, которые пользуясь растерянностью и состоянием шока, попавшего в беду человека, оформляют с ним договор цессии (уступки права требования).

Вот о них-то и пойдет речь в моей статье. Сразу хочу оговориться, что я лично не испытываю никаких неприязненных отношений к этим людям, у каждого своя работа и каждый по-своему зарабатывает себе на хлеб с маслом. Цель моей статьи – обратить внимание автомобилистов на то, что у каждой медали есть две стороны. А теперь обо всем по порядку.

Аваркомы предлагают потерпевшему «выкупить» его долг страховой компании за определенную плату. Варианты различные, от предложения денежных средств на месте, до полного выкупа поврежденного автомобиля.

За это потерпевший, который должен быть владельцем поврежденного автомобиля, подписывает с ними договор цессии, уступая право требования страхового возмещения у страховой компании, а также оформляют нотариальную доверенность на сотрудников компании Аваркомов, доверяя им не только представлять свои интересы в страховых компания, ГИБДД, на почте и в судах, а еще и получение денежных средств, страхового возмещения и присужденного имущества.

Но, многие даже не догадываются о том, что, подписывая такой договор, они уступают Аваркому не только свое страховое возмещение, а гораздо большее. Цель автоюристов максимально использовать «страховой случай» и по возможности отсудить у страховых компаний штрафы и неустойки, ради которых и придумана вся эта схема.

Вот тут-то и начинается все самое интересное. Человек получил возмещение за поврежденный автомобиль, его все устраивает, он оправился от шока и начинает ремонт авто, а может и вовсе избавился от него и перекрестился… Аварком же нацелен на получение дополнительных бонусов, штрафов и неустоек, от имени потерпевшего, конечно.

Я не буду подробно расписывать, каким образом они этого добиваются, у всех подход разный, цель моей статьи уберечь автовладельцев от подписания такого вида договора, или же, если у них все же есть необходимость реализации поврежденного авто, или же нет никакого желания заниматься получением страховой выплаты, то быть максимально внимательным и осторожным.

Для того чтобы получить штрафные санкции, обладатель договора цессии убирает его в сейф, и нигде и никому не показывает. Заявление в страховую компанию и дальнейшее обращение в суд оформляются от имени автовладельцев, подписавших цессию (уступку права требования).

Все бы было ничего, и Аваркомы бы работали так и дальше, но суды стали более внимательно рассматривать такие категории дел.

Согласно разъяснениям пленума Верховного суда, административный материал, составленный сотрудниками полиции в отношении виновника, при рассмотрении гражданского дела в суде не имеет преюдициального значения.

То есть, говоря простым языком, виновник, при грамотном подходе и привлечении специалистов к участию в деле, может стать также и потерпевшим. Пусть не на все сто процентов, пусть на пятьдесят, но это в корне меняет ситуацию.

Бывший потерпевший, который давно забыл про свое ДТП, через год или два, узнает от судебных приставов, что должен бывшему виновнику своего ДТП определенную сумму денег, а может быть, эту определенную сумму уже даже сняли у него со счета, и он узнает об этом от сотрудника банка.

Почему так может получиться? – спросите вы меня. И я вам отвечу, что в любом ДТП виноваты оба водителя, если только это не наезд на стоящее авто.

Почему оба? Да потому что водитель, севший за руль своего автомобиля, как говорил мой инструктор из автошколы ДОСААФ, «уже виноват», потому что, управляя автомобилем, водитель управляет источником повышенной опасности и несет ответственность перед всеми, кому может причинить вред, а если, не дай Бог, будет наезд на пешехода, даже если будет установлена вина последнего, водитель все равно будет отвечать перед ним, согласно Гражданскому кодексу.

Но сейчас не об этом, а о том, что при грамотной защите в суде виновник ДТП может назначить автотехническую экспертизу и поставить перед экспертами вопрос о том, имел ли второй водитель, бывший потерпевший, техническую возможность предотвратить столкновение. И как правило, в большинстве случаев эксперты отвечают, что да, имел.

Как? – спросите вы. Да, очень просто. В правилах дорожного движения есть несколько пунктов, которые мы с вами, управляя автомобилем, можем нарушать постоянно, даже не предполагая и будучи очень ответственным и дисциплинарным водителем.

Первый и самый распространённый вид нарушения, это пункт 10.

1 ПДД РФ, согласно которому, управляя автомобилем, водитель должен вести транспортное средство со скоростью, не превышающей установленного ограничения, учитывая при этом интенсивность движения, особенности и состояние транспортного средства и груза, дорожные и метеорологические условия, в частности – видимость в направлении движения.

Скорость должна обеспечивать водителю возможность постоянного контроля за движением транспортного средства для выполнения требований ПДД. При возникновении опасности для движения, которую водитель в состоянии обнаружить, он должен принять возможные меры к снижению скорости вплоть до остановки транспортного средства.

Смоделируем ситуацию. Вы двигаетесь по дороге, вдруг перед вами внезапно, как вам показалось, появляется другой автомобиль, выехавший из двора, резко перестроившийся из другого ряда, да и просто, выехавший с полосы встречного движения.

Правила предписывают вам, что можно только тормозить, крутить руль влево-вправо – запрещено.

Соответственно, применив специальные познания, эксперт-автотехник вычисляет, имели ли вы техническую возможность в момент обнаружения этого автомобиля, возникшего перед вами, остановить свое транспортное средство в строгом соблюдении пункта ПДД. И очень часто оказывается, что имели.

На дороге очень много «если» – если бы не было снега, то я бы успел затормозить; если бы я не слушал громкую музыку, а бы был внимательнее, мне бы хватило времени для остановки, если бы я вовремя сменил резину, то все было бы иначе… И вы сами, и без меня, это знаете.

Еще один волшебный пункт правил, который мы частенько нарушаем, даже не задумываясь об этом, пункт 9.10 ПДД РФ: «Водитель должен соблюдать такую дистанцию до движущегося впереди транспортного средства, которая позволила бы избежать столкновения, а также необходимый боковой интервал, обеспечивающий безопасность движения».

А ведь в городе при таком плотном движении транспорта так сложно это сделать, правда? Мы сами, того не замечая, постоянно «жмемся» к впереди идущему автомобилю, когда торопимся, не обращаем внимания, что по разметке три полосы для движения в одном направлении, и выстраиваемся и в пять, и шесть полос на оживленном перекрестке, правда ведь? С кем такого не было?

Поэтому-то и получается, что невиновный, согласно документам ГИБДД, становится виноватым в суде.

Но вернемся к бывшему потерпевшему, которому пришло «письмо счастья» от пристава или который вдруг внезапно лишился части своих сбережений.

Начиная разбираться, этот человек узнает, что когда-то в суде был процесс, на который он, получив судебное извещение, не пошел, так как сотрудник фирмы Аваркомов сообщил ему, что все нормально, у нас же с вами договор, и мы все сделаем, не переживайте. И человек не переживал, забыл про это.

А в судебном процессе, в который он не сходил, была назначена судебная автотехническая экспертиза, согласно которой эксперт определил, что если бы он, бывший потерпевший, соблюдал пункт 9.

10 и вел свой автомобиль со скоростью, позволяющей вовремя среагировать на опасность, то он бы смог избежать столкновения согласно пункту 10.1 ПДД.

Соответственно было вынесено решение суда о том, что в ДТП виноваты оба водителя.

Бывший виновник ходил в суд с адвокатом или представителем, оплачивал его услуги, нес расходы на оплату услуг судебного эксперта и поэтому, согласно ГПК, имеет право на возмещение данных судебных расходов, в той части, в которой отказано истцу, а им, как мы помним, был наш бывший потерпевший. Соответственно, из потерпевшего он стал виновником и должен возместить эти расходы, пусть даже в какой-то части.

Но это еще не все, есть еще один подводный камень договора цессии – бывший виновник, который также стал потерпевшим, теперь имеет право потребовать с бывшего потерпевшего, разницу между размером выплаченного страхового возмещения и реально понесенными затратами, пусть даже, предположим, что решением суда вина была установлена 50/50.

Конечно же, любой уважающий себя гражданин побежит в ту фирму, где подписал договор цессии, тот самый, по которому он так быстро получил желаемую сумму и благодаря этому так быстро забыл про ДТП, в котором участвовал.

Но там ему «откроют глаза» и он поймет, что возмещение расходов, которые понес второй водитель, бывший виновник, и причиненный ему ущерб сверх страхового лимита, обязан будет возместить он, а не Аварком, и не та фирма, с которой заключен договор.

Мораль моей статьи такова – перед тем как воспользоваться услугами таких специалистов на дороге, сто раз подумайте, прежде чем что-то подписывать, почитайте, а лучше посоветуйтесь.

Если вам приходит извещение о каком-то судебном процессе, где вы даже не ответчик, а третье лицо – не поленитесь, сходите на него, по крайней мере будете в курсе и наберетесь опыта, вдруг не дай Бог, понадобится.

Удачи нам всем на дорогах!

Мнение автора может не совпадать с мнением редакции

Источник: https://zebra-tv.ru/novosti/story/podvodnye_kamni_dogovora_tsessii/

Осаго 2018, Договор Цессии или как не надо делать — Hyundai Elantra, 1.6 л., 2003 года на DRIVE2

Риски при заключении договора цессии

Добрый день

Санкт-Петербург

Страховая АО «Наско»

27 числа было ДТП, виноват не я, оформили по европротоколу

После ДТП позвонил в страховую, и через телефон сделали заявление (т.к. центра урегулирования убытка такового в нашем городе нету), дали адрес и номер человека где нужно произвести осмотр — сказали что их партнеры.

29 приезжаю, мне осматривают машину, в акте осмотра записывают не все повреждение которые указаны в европротокол, а именно крыло которое пострадало в случае ДТП, ссылаясь на то что «нарушена технология покраски» я по не знанию конечно же подписал акт осмотра (Вопрос 1 — Нигде не нашёл такой причины для отказа в ремонте, может кто сталкивался с этим? )

После осмотра разговор зашёл про выплаты или ремонт, я сказал что мне деньги не нужны, мне нужен ремонт.

И они начали давать бумажки где нужно было расписаться за все, и в куче бумажек подсунули договор цессии, я бегло пробежался по нему, увидел главные слова о том что они сделают ремонт и подписал по не знанию самих терминов (цессии, цедент, цессионарий), на словах мне ничего не говорили, сказали просто подписать.

Как потом выяснилось осмотр проводила компания ООО «Сфера», а договор я уже заключил с ООО «Автопрайм», но при этом со мной сидел, давал бумажки и делал осмотр один и тот же человек.

После ухода я ухожу с пустыми руками и понимаю что они что то должны мне дать на руки, возвращаюсь и спрашиваю что не забыли они мне на руки что то дать, он отвечают что ничего не надо, но может сделать копию осмотра, я говорю ну давайте хотя бы его.

Прошло 11 дней, за все это время я прочитал про договор и все что связано с этой схемой и чего ожидать от сделанных мной действий.

Звоню в страховую узнать что с моими делом, они говорят что вы подписали договор цессии, поэтому не звоните нам, на любой вопрос они отвечают «вы подписали договор цессии».

Звоню на СТО узнать когда будет ремонт, и они конечно же говорят что для нормального ремонта нужно доплатить деньги, я конечно отказываюсь и говорю что я вам передал право возмещения, если вам не хватает возмещайте со страховой, в итоге они отказываются от ремонта, я спрашиваю получается мы разрываем договор цессии, они отвечают положительно, договариваемся на ПН(время действия ПТ)

Я звоню в страховую объясняю ситуацию до того что они отказываются в ремонте из за нехватки денег, если я разорву договор, то мне должно вернуть право на возмещение, они говорят разрывайте договор, прикладывайте сканы и отправляйте на почту с заявлением о выплате денег, я перебиваю и говорю мне нужен ремонт, она говорит тогда заполняйте на ремонт. Я записал действия которые должен буду сделать и попрощался.

Звоню в РСА узнать если я разорву договор, перейдёт ли право возмещение мне обратно, они отвечают что этот договор регулируется Гражданским Кодексом, поэтому они не могут ответить, я спрашиваю есть ли у АО «Наско» центр урегулирования убытков, и мне с удивлением называют их, 1 — адрес на Васильевском острове, 2 — Представительство в компании Гайде, я говорю что у них на сайте написано и они по телефону мне говорили что на В.О. у них только отдел продаж, на что мне говорят что мне сказали данные которые они предоставляли им.

Потом как то через поиск смог все таки найти официальные адреса представительства, где было указано 3 адреса1. Васильевский остров2. Гайде

3. ООО РСО «ЕВРОИНС»

Но в этот же день(ПТ) я приезжаю на СТО взять хотя бы копию договора цессии, дабы прочитать его условия при расторжении, в том месте где подписывал бумаги закрыто, нашёл человека который работает в ООО «Сфера», он говорит что не знает где его бумажки, подожди его самого, он будет через 10 минут, жду 15, и он (с кем я бумаги составлял и осмотр проводил) на дворовой территории разъезжается с другими машинами, видя меня, и я вижу его, но он не вышел и уехал, я подумал ну отлично, начинается экшн. Приходит тот его напарник и говорит его срочно вызвали, поэтому в ПН. Я спрашиваю это же он на машине был. Он сказал да, но что то там срочно. Я думаю ну бывает, ничего, приеду в ПН.

На этом история пока заканчивается

Вот они нововведение в ОСАГО и вот как страховая работает, заведомо отправляя к своим «партнерам» дабы попилить возмещение, и содрать доплату.

Никогда не составляйте договор где есть термины, цессии, цедент, цессионарий, уступка прав возмещения. Вы потеряете это право, и законы ОСАГО не будут защищать ваши интересы!

Вопрос 2
Кто нибудь сталкивался с подобным? А именно о расторжении договора цессии? Как это происходит или как это провести безболезненно для себя.

Все действия которые тут описаны были совершены по не знанию и доверчивости. Пусть для меня это будет уроком минимальными ущербами ( я надеюсь), но для вас это урок как обезопасить и сохранить свои законные права.

UPD 12.11.18

Пришёл в обед к этим ребятам, никого не было, люди которые были рядом дали телефон, но там никто не отвечал (номера разные)

Так как о расторжении договаривались на 18, вечером, приехал ещё раз в это время.

Встретил меня не тот человек который мне подсунул договор и осматривал машину, а другой, как я понял из разговора повыше в должности.

Я спрашивал почему экземпляр составлялся в одном экземпляре и почему мне не дали копию.

Внятного ответа я не услышал, но в итоге прозвучало что «копию не дадим», я спрашиваю как так, я являясь одной из сторон договора, а мне не дают копию — опять внятного ответа не услышал.

Все это время он пытался сказать или перевести тему что страховая запросила квитанцию об оплате еОСАГО, я думаю причём во первых тут это, во вторых он действует и действует до сих пор.( на момент написания коммента проверял на сайте наско).

Позвонил страховому агенту который делал страховку, сказал что на электронное осаго квитанция не нужна, и страховая не правильно делает.

В итоге выхожу и вспоминаю что любые отказы нужно собирать в виде документов.

Возвращаюсь и говорю напишите мне отказ в письменном виде, в итоге и тут отказывает ссылаясь на то что со мной никакой договор не заключали, я говорю как так, на этом же месте сидел сотрудник который и осматривал и подсунул договор, на что опять же внятного ответа не было, я предложил пригласить его сюда на что был дан ответ что он на выезде и будет только через 2 дня.

Все два договора есть в записях на диктофоне. Если нужно — могу выложить но не знаю на какой ресурс чтобы здесь можно было вставить.

На работе позвонил в страховую, объяснил ситуацию про тот адрес и номер который они дали.

Что я приезжаю там закрыто, на звонки не берут трубку, подсунули договор цессии На что был дан ответ что я мог и не подписывать.(Ну это конечно же, если сотрудник разъяснил в чем смысл договора).

Я потребовал калькуляцию ущерба и копию договора цессии мне сказали отправить на почту скан заявления или отправить письмо в Москву.

Написал заявление и отправил, теперь в недоумении что делать.

Вот тут мой пост и там побольше информации по этому же случаю только на пикабу: pikabu.ru/story/osago_201…ie_prava_6276594#comments

Источник: https://www.drive2.ru/l/516345779762233956/

Налоговые риски уступки права требования | «Гарант-Сервис» г. Липецк

Риски при заключении договора цессии
Нередко инспекторы пытаются оспорить экономическую целесообразность переуступки прав требования. Однако в большинстве случаев судьи выносят решения в пользу компаний.

Требование, принадлежащее кредитору на основании обязательства (цеденту), может быть передано им другому лицу по сделке (уступка требования)*(1).

Покупателем долга (цессионарием) может выступать как другая фирма, так и банк, факторинговые организации. Налоговики порой ставят под сомнение экономическую целесообразность уступки права требования для продавца, а иногда и для покупателя. Однако при грамотном документальном оформлении сделки у фирм высокие шансы отстоять свою правоту.


Документов мало не бывает

Гражданским кодексом предусмотрено, что кредитор, уступивший требование другому лицу, обязан передать ему документы, удостоверяющие право требования, и сообщить сведения, имеющие значение для реализации требования.

Важно, чтобы был собран полный пакет документов по передаваемому долгу: договор со всеми приложениями, накладные или акты оказанных услуг (выполненных работ), счета-фактуры, акты сверки расчетов. Если какой-либо из документов отсутствует, это сразу вызовет подозрения у налоговиков в том, что уступаемый долг реально существовал.

В одном из споров компания смогла в подтверждение наличия долга представить только счет-фактуру, хотя в акте приема-передачи документов, удостоверяющих право требования, указано, что она принимает подлинные договор купли-продажи имущества, счет-фактуру, акт сверки.

Судьи не приняли ссылку компании на счет-фактуру, поскольку без товарной накладной на передачу товара, договора купли-продажи имущества нельзя однозначно сказать, что данный счет-фактура относится именно к спорному долгу. В связи с этим суд признал правомерным решение инспекторов о доначислении налога на прибыль*(2).

Передачу документов, подтверждающих реальность уступаемого долга, следует оформлять актами приема-передачи документов с описями. При их отсутствии налоговики опять же ставят под сомнение действительность задолженности и снимают расходы по ее приобретению.

Однако в этом случае суды придерживаются точки зрения, что отсутствие актов приема-передачи документов само по себе не является доказательством неисполнения договоров.

Если фактически документы, подтверждающие долг, передавались, то отсутствие описей и актов приема-передачи документов не может свидетельствовать об отсутствии документов вообще*(3).

Чей автограф?

Налоговики могут усомниться в том, что документы по цессии подписывались директором, который на момент сделки имел полномочия представлять компанию. Подписание документов неустановленным лицом — один из часто встречающихся аргументов инспекторов в пользу снятия расходов.

В одном из споров контролеры указывали, что договор подписан лицом после его увольнения с должности генерального директора. Такой вывод они сделали на основании записи в трудовой книжке.

Тем не менее судьи этот довод не приняли в связи с тем, что запись в трудовой книжке не может свидетельствовать о принятии участниками общества решения о прекращении полномочий генерального директора.

Решения общего собрания участников компании о прекращении полномочий генерального директора налоговики не представили, к тому же, по данным ЕГРЮЛ, на момент подписания спорных документов директор компании не менялся*(4).

Зависимость от взаимозависимости

Если в рамках сделки уступки права требования любые два субъекта являются взаимозависимыми или были таковыми до совершения сделки, то инспекторы обязательно возьмут данный факт на вооружение и оспорят правомерность признания расходов по сделке.

Налоговая выгода налицо — объясняют свою позицию контролеры, и зачастую проигрывают суды.

Ведь им нужно доказать, что деятельность компании, ее взаимозависимых или аффилированных лиц направлена на совершение операций, связанных с налоговой выгодой, преимущественно с контрагентами, не исполняющими своих налоговых обязанностей. Доказать это, как правило, очень сложно.

А если еще и покупатель долга объяснит наличие деловых целей в сделке уступки права требования, то повышаются шансы победить налоговую в споре. Например, суд принял во внимание в качестве объяснения цели заключения спорного договора уменьшение возможных убытков при списании всей суммы задолженности как безнадежной ко взысканию*(5).

В поисках экономической целесообразности

Налоговики нередко оспаривают экономическую целесообразность сделки уступки права требования.

В рамках одного из споров инспекторы доначислили налог на прибыль компании в связи с тем, что, по их мнению, сделка уступки права требования долга не носила для цедента экономической целесообразности.

Уступалось право требования на долг, возникший из кредитного договора. По мнению инспекторов, должник и не собирался возвращать долг, а целью уступки было исключительно уменьшение базы по налогу на прибыль.

Однако судьи установили среди прочего*(6), что продавец долга в целях его погашения обращался в арбитражный суд, который по итогам рассмотрения исков взыскал задолженность, выдав исполнительные листы.

Поэтому доводы инспекторов о нецелесообразности расходов для цедента судом были отклонены, поскольку противоречили правовой позиции Конституционного Суда РФ*(7): налоговое законодательство не использует понятие экономической целесообразности, а поэтому обоснованность расходов не может оцениваться с точки зрения их целесообразности. Налогоплательщик самостоятельно определяет целесообразность несения таких расходов. В полномочия инспекторов входит лишь контроль за соблюдением законодательства о налогах и сборах, а не вменение им доходов исходя из собственного видения способов достижения компаниями экономического результата с меньшими затратами.

В другом деле инспекторы доначислили налог на прибыль цессионарию на том основании, что он приобрел заведомо безнадежный долг исключительно ради налоговой выгоды.

В суде цессионарий пояснил, что целью приобретения прав требования являлось не только непосредственное получение долга, но и расширение за счет сотрудничества с должником и продавцом долга, сырьевой базы для производства, что повлекло бы, по расчетам компании, увеличение объема производства и доходов от реализации.

В расчете на дополнительные объемы сырья компания разработала производственную программу и ее технико-экономическое обоснование.

На этом основании судьи сделали вывод*(8), что деловой просчет, допущенный фирмой в рамках хозяйственной деятельности, при отсутствии доказательств того, что она руководствовалась исключительно интересами получения необоснованной налоговой выгоды, не может быть квалифицирован как действие, направленное на получение необоснованной налоговой выгоды.

Налоговые «камни» факторинга

При продаже обязательства по договору факторинга фирмы часто допускают такую ошибку. Если доход компании по договору равен сумме уступаемого долга, но из дохода банк удерживает комиссию, то компания не отражает убыток по правилам статьи 279 Налогового кодекса, а попросту включает комиссию по факторингу в полной сумме во внереализационные расходы. Это неправильно.

Налоговики и суды исходят из того*(9), что уступка требования, совершенная в рамках договора факторинга, является разновидностью общегражданской уступки права требования, которая не носит самостоятельного характера, а является частью договора финансирования.

Фактически у цедента возникает убыток по сделке уступки права требования, так как расходы (сумма долга + сумма комиссии) по ней превышают сумму дохода.

Соответственно, при уступке на вышеуказанных условиях долга, по которому срок исполнения еще не наступил, убыток надо учитывать для целей расчета базы по налогу на прибыль в сумме, не превышающей суммы процентов, которую компания уплатила бы с учетом требований по долговому обязательству*(10). Такого же мнения придерживаются и судьи*(11).

Пример
Компания продала факторинговой фирме задолженность контрагента, по которой еще не наступил срок исполнения обязательства, в сумме 530 000 руб. за 100% стоимости. При этом комиссия по договору финансирования составила 7% от стоимости сделки и была удержана при перечислении денег на расчетный счет компании.

Сумма комиссии составила:530 000 руб. х 7% = 37 100 руб.Убыток от сделки по договору финансирования составил:530 000 — (530 000 — 37 100) = 37 100 руб.Теперь рассчитаем предельную сумму убытка, которую можно учесть при расчете базы по налогу на прибыль исходя из норм ст. 269 Налогового кодекса.

В периоде продажи долга ставка рефинансирования равна 8,25%. Период с момента продажи до момента погашения контрагентом своих обязательств, указанный в договоре, — 59 дней.530 000 руб. х 8,25% х 1,8 х 59/365 = 12 722,18 руб.

Соответственно, при расчете базы по налогу на прибыль учитываем убыток в сумме 12 722,18 руб.

Списание безнадежного долга у цессионария

До сих пор остается без однозначного ответа вопрос, касающийся учета у нового кредитора при расчете базы по налогу на прибыль долга, нереального для взыскания. Например, по причине того, что должник ликвидирован.

Представители Минфина России в разъяснениях указывают*(12), что такой долг новый кредитор не может признать безнадежным и он не учитывается в составе внереализационных расходов.

Свою точку зрения чиновники основывают на том, что сомнительной признается любая задолженность перед компанией, возникшая в связи с реализацией товаров, выполнением работ, оказанием услуг. Долг, образовавшийся в ходе уступки права требования, не может быть признан таковым.

Источник: http://garant48.ru/articles/as290513/

Поделиться:
Нет комментариев

    Добавить комментарий

    Ваш e-mail не будет опубликован. Все поля обязательны для заполнения.