Приватизация специализированного жилищного фонда

Приватизация жилых помещений в специализированном жилом фонде: проблемы правоприменительной практики (А.С. Феофилактов,

Приватизация специализированного жилищного фонда

Приватизация жилых помещений в специализированном жилом фонде: проблемы правоприменительной практики

Жилищные права граждан являются одними из наиболее значимых в системе прав человека на современном этапе развития государства.

Экономическая ситуация в нашей стране на сегодняшний день такова, что для многих граждан приобретение жилого помещения в собственность является либо крайне затруднительным с финансовой точки зрения либо вообще невозможным в силу низкого уровня доходов и высокого уровня стоимости жилья.

Приватизация жилых помещений государственного и муниципального фонда, введенная законодателем в 1991 году, стала одним из наиболее распространенных оснований возникновения права собственности граждан на жилые помещения.

С момента принятия первой редакции Закона РФ “О приватизации жилищного фонда Российской Федерации” порядок и условия бесплатной передачи в собственность физических лиц неоднократно изменялись и дополнялись.

За время действия данного закона был принят новый Жилищный кодекс Российской Федерации, что существенным образом повлияло на статус различных видов жилищного фонда, а как следствие, и на правила их приватизации.

В связи с тем что законодателем был установлен срок окончания действия права граждан на бесплатную приватизацию занимаемых ими помещений, в последние несколько лет количество судебных споров о праве на приватизацию жилых помещений значительно возросло, что, в свою очередь, обозначило ряд проблем в правоприменительной практике и различия в подходах к толкованию норм законодательства.

Действительно, граждане вправе приватизировать жилые помещения бесплатно в срок до 01 марта 2010 г. (Федеральный закон от 29.12.2004 N 189-ФЗ “О введении в действие Жилищного кодекса Российской Федерации”).

Вместе с тем, с учетом того, что в настоящее время приблизительно 15-18% граждан еще не успели приватизировать жилые помещения, Государственная Дума РФ рассматривает в первом чтении законопроект о внесении изменений в указанный закон в части продления срока приватизации на три года (http://www.duma.gov.ru/).

Среди гражданских дел, рассматриваемых судами общей юрисдикции по вопросам приватизации жилья, особого внимания заслуживают споры по искам граждан о праве на получение в собственность жилых помещений, находящихся в домах специализированного жилищного фонда.

Данное обстоятельство обусловлено тем, что в период до введения Жилищного кодекса Российской Федерации в действие многие многоквартирные жилые дома не имели четко определенного статуса либо статус, установленный в официальных документах, не соответствовал реальному состоянию жилых помещений.

Многие проблемные неурегулированные законодательством вопросы приватизации специализированного жилищного фонда разрешаются только судебной практикой по конкретным делам.

При этом Верховный Суд Российской Федерации за последние несколько лет дал достаточно большое количество разъяснений по данной категории судебных споров, которые, следует сказать, по-разному толкуются различными судебными инстанциями.

Таким образом, налицо, с одной стороны, важность и значимость проблемы приватизации специализированного жилищного фонда для тысяч семей в России, с другой – законодательная неопределенность многих вопросов, связанных с разрешением подобных дел.

Прежде всего, следует определиться, что собой представляет специализированный жилищный фонд по действующему законодательству. Статья 92 Жилищного кодекса Российской Федерации предусматривает семь видов специализированного жилищного фонда, среди которых:

– служебные жилые помещения;

– жилые помещения, расположенные в общежитиях;

– жилые помещения маневренного фонда;

– жилые помещения в домах системы социального обслуживания населения;

– жилые помещения фонда для временного поселения вынужденных переселенцев;

– жилые помещения фонда для временного поселения беженцев;

– жилые помещения для социальной защиты отдельных граждан.

Специализированный жилищный фонд является государственной (федеральной или региональной) либо муниципальной собственностью и может признаваться таковым только после принятия решения уполномоченным органом государственной власти или местного самоуправления в порядке, предусмотренном Постановлением Правительства Российской Федерации от 26.01.2006 г. N 42*(1).

Хотелось бы отметить, что данное правило о необходимости отнесения специализированного жилого помещения к государственному или муниципальному жилищному фонду соблюдается и в судебной практике. Так, при рассмотрении иска о выселении С.

из служебной квартиры в связи с истечением срока действия трудового договора, суд установил, что жилое помещение было построено истцом (ЗАО “Сызранское”) за счет собственных средств. Жилое помещение в государственную или муниципальную собственность не передавалось.

Поэтому суд справедливо сделал вывод о заключении между сторонами договора коммерческого найма и о выселении.*(2)

Если анализировать имеющуюся судебную практику по искам граждан о приватизации жилых помещений, то следует подчеркнуть, что подавляющее большинство споров по данной сфере связано со служебным жильем, а также помещениями, находящимися в общежитиях. Данные виды специализированного жилищного фонда существуют практически с самого начала советского периода истории Российской Федерации и в наибольшем количестве предоставлялись гражданам на протяжении многих лет.

Приватизация служебных жилых помещений

Прежде всего, следует сказать о том, что в силу статьи 93 Жилищного кодекса РФ под служебными жилыми помещениями понимают те помещения, которые предназначены для проживания граждан в связи с исполнением ими обязанностей по трудовому договору с органами государственной власти, органами местного самоуправления, государственными или муниципальными предприятиями и учреждениями, а также в связи с назначением либо избранием на государственные должности федерального и регионального уровня.

Решение о предоставлении гражданину жилого помещения принимает его собственник, учитывая, что в данном случае в качестве такового выступает публично-правовое образование, что действует от его имени уполномоченный орган государственной власти. С лицом, которому предоставлено служебное жилое помещение, заключается договор найма по установленной форме, которая утверждена Постановлением Правительства Российской Федерации от 26.01.2006 года N 42.

Закон РФ от 04.07.1991 г. N 1541-1 “О приватизации жилищного фонда в Российской Федерации” в статье 4 указал на то, что служебные жилые помещения приватизации не подлежат.

Однако в абзаце 2 этой же статьи имеется оговорка о том, что собственники жилищного фонда, а также уполномоченные ими органы либо предприятия и учреждения, за которыми служебный жилой фонд закреплен на праве оперативного управления или хозяйственного ведения, вправе принимать решения о приватизации служебных жилых помещений.

В судебной практике возник один из наиболее важных вопросов о том, какие жилые помещения подпадают под статус служебных, что влечет за собой ограничение права лиц, в них проживающих, приватизировать данную квартиру. Верховным Судом Российской Федерации по одному из данных дел было дано четкое разъяснение.

Так, в частности, Н. обратилась в суд с иском к администрации Центрального района г. Твери, администрации г. Твери о защите права на приватизацию, указывая, что необходимо признать ошибочной запись в ордере N 13593 от 5 июля 1989 года о том, что он является служебным, а также обязать ответчиков передать ей в собственность жилое помещение квартиры 2 в доме 63 по ул. Симеоновской в г. Твери.

Решением Центрального районного суда г. Твери от 15 сентября 2005 года в удовлетворении исковых требований Н. отказано.

В кассационном порядке дело не рассматривалось.

По надзорной жалобе истицы дело было передано на рассмотрение Судебной коллегии по гражданским дела Верховного Суда Российской Федерации, которая решение суда первой инстанции отменила, указав на следующие обстоятельства.

Судом установлено, что в соответствии с решением N 176-1 от 19 июня 1989 года исполнительного комитета Центрального районного Совета народных депутатов г. Калинина (г.

Твери) производственному жилищному ремонтно-эксплуатационному управлению разрешено использовать под служебную жилую площадь отдельную двухкомнатную квартиру N 2 в доме 63 по ул. Каляева (в настоящее время ул. Симеоновская). Протоколом заседания цехкома ПЖРЭУ Центрального района г.

Твери N 8 от 22 июня 1989 года данная жилая площадь была предоставлена слесарю ЖЭУ N 3 Н.И. и выдан ордер N 13597 от 5 июля 1989 года на состав семьи из трех человек.

Согласно свидетельству о расторжении брака, выданному отделом ЗАГС администрации г. Твери 22 мая 1999 года, брак между Н.И. и Н. прекращен 22 мая 1999 года на основании решения Центрального народного суда г. Твери от 5 мая 1999 года.

В настоящее время на спорной жилой площади проживают и зарегистрированы Н. и ее сын Н.А.

Разрешая дело и отказывая в иске, суд пришел к выводу о том, что занимаемая истицей жилая площадь является служебной и поэтому в соответствии со статьей 4 Закона РФ от 4.07.1991 года N 1541-1 “О приватизации жилищного фонда в Российской Федерации”, согласно которой служебные жилые помещения не подлежат приватизации, она не подлежит приватизации.

В соответствии со статьей 101 ЖК РСФСР, действовавшего на тот период, жилое помещение включается в число служебных решением исполнительного комитета районного, городского, районного в городе Совета народных депутатов.

Согласно пункту 2 Положения о государственном учете жилищного фонда в Российской Федерации, утвержденного Постановлением Правительства Российской Федерации от 13.10.1997 г.

N 1301, государственному учету подлежат независимо от формы собственности жилые дома, специализированные дома (общежития, гостиницы-приюты, дома маневренного фонда, специальные дома для одиноких престарелых, дома-интернаты для инвалидов, ветеранов и другие), квартиры, служебные жилые помещения, иные жилые помещения в других строениях, пригодные для проживания. Включение жилых строений и жилых помещений в жилищный фонд и исключение из жилищного фонда производится в соответствии с жилищным законодательством Российской Федерации.

Из изложенного следует, что после принятия решения о включении жилой площади в число служебных данное жилое помещение должно быть зарегистрировано в качестве такого в органах государственной регистрации недвижимости. Тогда как таких доказательств ответчиками не представлено.

Поэтому, по мнению заявителя, суд неправомерно признал служебным занимаемое истицей жилое помещение и отказал ей в приватизации этого помещения.

Кроме того, если допустить, что спорное жилое помещение являлось служебным, то суд первой инстанции должен был учесть, что требования к Н. о выселении из названного жилого помещения после выезда Н.И.

из указанной квартиры никем не предъявлялись, а также то, что в настоящее время она не может быть выселена из занимаемого ею жилого помещения без предоставления другого жилого помещения в соответствии со статьей 13 Федерального закона “О введении в действие Жилищного кодекса Российской Федерации”, предусматривающей, что граждане, которые проживают в служебных жилых помещениях, предоставленных им до введения в действие Жилищного кодекса Российской Федерации, состоят в соответствии с пунктом 1 части 1 статьи 51 Жилищного кодекса Российской Федерации на учете в качестве нуждающихся в жилых помещениях, предоставляемых по договорам социального найма, или имеют право состоять на данном учете, не могут быть выселены из указанных жилых помещений без предоставления других жилых помещений, если их выселение не допускалось законом до введения в действие Жилищного кодекса Российской Федерации. Поэтому у суда имелись основания признать, что спорное жилое помещение утратило статус служебного и потому в соответствии со статьей 2 Закона РФ “О приватизации жилищного фонда в Российской Федерации” оно подлежало передаче в собственность в порядке приватизации*(3).

Таким образом, Верховный Суд РФ подчеркнул, что установленный законодательством запрет на приватизацию служебных жилых помещений является действительным только в том случае, если жилое помещение зарегистрировано в органах государственной регистрации прав на недвижимое имущество и сделок с ним как служебное жилое помещение. В противном случае граждане имеют право реализовать свое право на приватизацию данного жилого помещения независимо о того обстоятельства, что оно предоставлялось им в связи с трудовой деятельностью в государственном или муниципальном учреждении.

С самого начала действия закона о приватизации жилья возник вопрос о том, имеет ли право гражданин в обязательном порядке требовать от собственника или иного владельца жилого помещения на основании абзаца 2 статьи 4 Закона РФ “О приватизации жилищного фонда в Российской Федерации” принятия решения о передаче ему в собственность занимаемой служебной квартиры, или этот вопрос находится исключительно в компетенции собственника жилого фонда. Следует сказать, что в большинстве случаев суды признавали право предприятий самостоятельно решать вопрос о том, предоставлять или нет конкретному гражданину право приватизировать служебное жилье, и иски о признании неправомерным отказа в приватизации таких квартир оставались без удовлетворения.

Окончательно данная проблема была разрешена только Конституционным Судом Российской Федерации, который рассмотрел индивидуальную жалобу граждан на несоответствие Конституции Российской Федерации подобного толкования судебными инстанциями абзаца 2 статьи 4 вышеуказанного закона. Позиция Конституционного Суда РФ представляет особый интерес еще и в связи с тем, что в мотивировочной части суд дал толкование правового статуса служебных жилых помещений, которое является актуальным и после введения нового Жилищного кодекса РФ.

В частности, в определении Конституционного Суда РФ указано на следующие обстоятельства.

Источник: https://base.garant.ru/5850468/

Приватизация жилых помещений специализированного жилищного фонда | Приватизация жилых помещений специализированного ж

Приватизация специализированного жилищного фонда

Страница 1 из 2

В силу Закона жилое помещение по договору социального найма передается гражданину (нанимателю) в бессрочное владение и пользование, что не исключает его (договора) расторжение и прекращение. Причем наниматель может расторгнуть договор найма в любое время.

Это право для него является безусловным, оно не зависит от мнения другой стороны и не требует судебного подтверждения. В случае выезда нанимателя и членов его семьи в другое место жительства договор социального найма жилого помещения считается расторгнутым со дня выезда (ч.

3 ст. 83 ЖК РФ).

Жилищный кодекс РФ (ч. 3 ст. 83)

3. В случае выезда нанимателя и членов его семьи в другое место жительства договор социального найма жилого помещения считается расторгнутым со дня выезда.

Но не всегда действие договора зависит от сторон. В ряде случаев он прекращает свое существование независимо от воли сторон. Как предусмотрено ч. 5 ст. 83 ЖК РФ, утрата (разрушение) жилого помещение, а также смерть одиноко проживавшего нанимателя ведут к прекращению договора социального найма.

Жилищный кодекс РФ (ч. 5 ст. 83)

5. Договор социального найма жилого помещения прекращается в связи с утратой (разрушением) жилого помещения, со смертью одиноко проживавшего нанимателя.

Наряду с физической невозможностью исполнения договора найма, о чем речь идет в ч. 5 ст. 83 ЖК РФ, прекращение его может быть обусловлено причинами юридического порядка.

В частности, это происходит при бесплатной приватизации жилых помещений, занимаемых по договору социального найма.

С момента заключения договора о передаче жилого помещения гражданину или нескольким гражданам и его государственной регистрации договор социального найма прекращается немедленно и автоматически, так как перестают существовать предмет договора и его участники в лице наймодателя и нанимателя.

Разумеется, прекращение договора найма жилого помещения по указанным основаниям возможно только при согласии на это нанимателя и всех членов его семьи независимо от момента вселения – одновременно с нанимателем или позднее – и наличия у них права на приватизацию.

Точно так же не имеют правового значения и мотивы, по которым то или иное лицо не согласно на приватизацию и прекращение договора найма жилого помещения. Тут должен быть такой же подход, как и при вселении нового члена семьи нанимателя. Согласие на его вселение является сделкой, и отказ от ее совершения любого из членов семьи нанимателя не может быть оспорен в судебном порядке.

Основные принципы и условия бесплатной приватизации регламентированы Законом “О приватизации жилищного фонда в Российской Федерации”, который неоднократно изменялся и дополнялся.

Наиболее значительные изменения внесены в него Федеральным законом “О ведение в действие Жилищного кодекса Российской Федерации” от 29 декабря 2004 г. Первая часть этих изменений сводилась к отмене бесплатной приватизации начиная с 1 января 2007 г.

К тому же приватизировать жилые помещения в этот срок могли только те граждане, кто получили их до 1 марта 2005 г., т.е. до вступления в силу нового ЖК РФ. В дальнейшем срок бесплатной приватизации был продлен до 1 марта 2010 г.

, поскольку процедура приватизации довольно сложна и на местах оперативно справиться с данной работой в относительно короткие сроки просто не могли.

Судебная практика

По поводу конституционности указанных положений в Конституционный Суд РФ обратились Верховный Суд РФ и граждане Орловы. По мнению Верховного Суда РФ, отмена права граждан на приватизацию жилых помещений государственного и муниципального жилых фондов (с 1 марта 2005 г.

частичная, а с 1 января 2007 г.

полная) противоречит вытекающим из Конституции РФ принципам справедливости, стабильности и гарантированности прав граждан, поддержания доверия граждан закону и действиям государства, недопустимости издания законов, отменяющих или умаляющих права и свободы человека и гражданина.

Однако с таким пониманием завершения процесса приватизации жилых помещений Конституционный Суд РФ не согласился, указав в своем постановлении от 15 июля 2006 г.

, что право граждан на приобретение в собственность бесплатно в порядке приватизации жилых помещений не имеет конституционного закрепления и не подпадает под характеристики основных прав и свобод человека и гражданина.

Следовательно, федеральный законодатель, осуществляя законотворчество в жилищной сфере, вправе как ввести бесплатную приватизацию жилых помещений государственного и муниципального жилищного фонда, так и прекратить ее, исходя из необходимости обеспечения сохранности государственной и муниципальной собственности.

Вместе с тем Конституционный Суд РФ согласился с доводами жалобы Орловых в отношении того, что запрет на приватизацию жилых помещений, предоставляемых гражданам по договору социального найма после 1 марта 2005 г. (в пределах общего срока действия норм о бесплатной приватизации жилищного фонда), не имеет конституционного обоснования и противоречит ст. 19 Конституции РФ.

Таким образом, исходя из решения Конституционного Суда РФ, для приватизации социального жилья до ее завершения, т.е. до 1 марта 2010 г., не имеет значения, когда оно было предоставлено (до или после 1 марта 2005 г.).

Наряду с установлением общего срока действия о бесплатной приватизации жилищного фонда исключительно важный материально-правовой аспект приватизации заложен в ст. 7 Вводного закона ЖК РФ в связи с изменением режима общежитий, принадлежавших ранее государственным и муниципальным предприятиям.

Указанной статьей Федерального закона “О введение в действие Жилищного кодекса Российской Федерации” предусмотрено, что к отношениям по пользованию жилыми помещениями, которые находятся в жилых домах, принадлежащих государственным или муниципальным предприятиям либо государственным и муниципальным учреждениям и использовавшихся в качестве общежитий и переданных в ведение органов местного самоуправления, применяются нормы ЖК РФ о договоре социального найма.

Из ее содержания видно, что общежития, которые принадлежали государственным или муниципальным предприятиям либо государственным и муниципальным учреждениям и были переданы в ведение органов местного самоуправления, утрачивают статус общежитий в силу закона и к ним применяется правовой режим, установленный для жилых помещений, предоставленных по договорам социального найма.

Поскольку проживающие в этих общежитиях лица получили равные права с нанимателями социального жилья без каких-либо ограничений, то тем самым не имеется препятствий для приобретения ими занимаемых помещений в собственность на основании ст. 2 Закона “О приватизации жилищного фонда в Российской Федерации”.

В то же время так как изложена ст. 7 Вводного закона, такой вывод не всегда очевиден, остаются вопросы, поскольку не все общежития переданы в ведение органов местного самоуправления, а те, которые переданы, продолжают сохранять статус общежитий. Кроме того, общежития могут быть различного типа.

В частности, есть два типа общежитий. Одни расположены в обычных жилых домах, занимая подъезд, этаж либо отдельную квартиру, так называемые семейные общежития. Другие изначально строились как общежития с коридорной системой, где каждому предоставлялась комната либо койко-место, если комната заселялась несколькими лицами.

Закономерно возникает вопрос, какие именно общежития имеет в виду ст. 7 Вводного закона ЖК РСФСР.

На этот вопрос попытались дать ответ судьи Белгородской области.

Судебная практика

А. обратилась в суд с иском к МУП “Городской жилищный фонд”, администрации г. Белгорода о признании решения об отказе в приватизации жилого помещения незаконным, признании права на участие в приватизации жилищного фонда, сославшись на то, что с 1970-х гг.

она проживает в комнате дома, являвшегося ранее общежитием в г. Белгороде. Данное здание было принято в эксплуатацию в 1957 г. и использовалось как общежитие. 17 мая 2005 г. в приватизации занимаемого жилого помещения истице отказано, с чем она не согласна.

Решением Октябрьского районного суда г. Белгорода от 23 июня 2005 г. оставленным без изменения, в кассационном порядке в иске А. было отказано.

Принимая решение об отказе в удовлетворении иска, суд исходил из того, что дом, в котором расположена спорная комната, был построен и использовался как общежитие. Постановлением главы администрации Белгородской области от 1996 г.

данный дом принят в муниципальную собственность, но не исключен из специализированного жилищного фонда и при его заселении МУП “Городской жилищный фонд” продолжает применять Положение о порядке предоставления мест в муниципальных общежитиях г. Белгорода.

Тем самым, по мнению суда первой инстанции, дом не утратил статуса общежития, решение о присвоении ему статуса жилого дома не принималось.

С учетом положений ст. 4 Федерального закона “О приватизации жилищного фонда в Российской Федерации”, запрещающей приватизацию жилых помещений, находящихся в общежитиях, суд в итоге пришел к выводу о законности отказа администрацией г. Белгорода в приватизации занимаемой А. комнаты.

Суд кассационной инстанции, оставляя это решение без изменения, дополнительно сослался на положения ст. 7 Федерального закона “О введении в действие Жилищного кодекса Российской Федерации” от 29 декабря 2004 г.

о том, что к отношениям по пользованию жилыми помещениями, которые находились в жилых домах, принадлежавших государственным или муниципальным предприятиям либо государственным или муниципальным учреждениям, использовались в качестве общежитий и переданы в ведение органов местного самоуправления, применяются нормы ЖК РФ о договоре социального найма.

Толкуя данную норму права исходя из ее буквального смысла, судебная коллегия по гражданским делам Белгородского областного суда пришла к выводу, что положения о договоре социального найма необходимо применять только тогда, когда жилые помещения находились в жилых домах, построенных изначально как многоквартирный жилой дом.

Поскольку жилое помещение, о котором возник спор, никогда не имело статуса жилого дома, а изначально использовалось в качестве общежития, отказ в приватизации комнаты является правомерным.

С такими основаниями к отказу в иске А. не согласилась Судебная коллегия Верховного Суда РФ по гражданским делам. При этом, отменяя вынесенные по делу судебные постановления, Судебная коллегия указала, что выводы об отказе в иске А. основаны на неправильном толковании Закона, поскольку приведенные правовые нормы не дают оснований для подобного ее толкования.

Из содержания ст. 7 Федерального закона “О введении в действие Жилищного кодекса Российской Федерации” от 29 декабря 2004 г.

следует, что общежития, которые принадлежали государственным или муниципальным предприятиям и учреждениям и были переданы в ведение органов местного самоуправления, утрачивают статус общежитий в силу Закона и к ним применяется правовой режим, установленный для жилых помещений, предоставленных по договорам социального найма. При этом отсутствие договора социального найма, а также решения органа местного самоуправления об исключении соответствующего дома из специализированного жилищного фонда не может препятствовать осуществлению гражданами прав нанимателя жилого помещения по договору социального найма, поскольку их реализация не может быть поставлена в зависимость от оформления органами местного самоуправления указанных документов.

Поскольку общежитие принято в муниципальную собственность в соответствии с постановлением главы администрации Белгородской области от 1996 г.

, то после вступления в силу Федерального закона “О введении в действие Жилищного кодекса Российской Федерации” статус общежития данным жилым домом утрачен в силу Закона и истица вправе приобрести занимаемое ею по договору социального найма жилое помещение в собственность в соответствии со ст. 2 Закона РФ “О приватизации жилищного фонда в Российской Федерации”.

Источник: https://obhis.ru/privatizatsiya-zhilyh-pomeshheniy-spetsializirovannogo-zhilishhnogo-fonda.html

Какой жилищный фонд подлежит приватизации?

Приватизация специализированного жилищного фонда

В Законе о приватизации (ст. 1, 2, 3, 11 и др.) четко записано, что приватизация жилья возможна только в домах государственного и муниципального жилищного фонда.

Учитывая ГК РФ, где даются понятия «право государственной собственности» и «право муниципальной собственности», необходимо отметить, что речь идет об имуществе (жилищном фонде) Российской Федерации (федеральной собственности), жилищном фонде, принадлежащем на праве собственности субъектам РФ – республикам, краям, областям, городам федерального значения (Москве и Санкт-Петербургу), автономной области и автономным округам (собственности субъектов РФ). Этот жилищный фонд, находящийся в федеральной собственности и собственности субъектов РФ, относится к государственному жилищному фонду (ст. 214 ГК РФ). Он может находиться в хозяйственном ведении или оперативном управлении государственных предприятий, учреждений. Жилищный фонд, принадлежащий на праве собственности городским и сельским поселениям, а также другим муниципальным образованиям, относится к муниципальному жилищному фонду (ст. 215 ГК РФ). Этот фонд также закрепляется за муниципальными предприятиями и учреждениями, которые владеют, пользуются и распоряжаются им в соответствии с законодательством. В частности, на основании Закона о приватизации государственные и муниципальные предприятия и учреждения от имени собственника жилищного фонда самостоятельно решают вопрос о передаче конкретного жилого помещения в собственность граждан; другими словами, являются стороной по договору передачи жилого помещения в порядке приватизации.

В настоящее время указанные положения, касающиеся видов жилищного фонда, нашли закрепление в ст. 19 ЖК РФ.

В зависимости от формы собственности жилищный фонд подразделяется на:

– частный жилищный фонд – совокупность жилых помещений, находящихся в собственности граждан и юридических лиц;

– государственный жилищный фонд – совокупность жилых помещений, принадлежащих на праве собственности Российской Федерации (жилищный фонд Российской Федерации) и субъектам Российской Федерации (жилищный фонд субъектов Российской Федерации);

– муниципальный жилищный фонд – совокупность жилых помещений, принадлежащих на праве собственности муниципальным образованиям.

В зависимости от целей использования жилищный фонд подразделяется на:

– жилищный фонд социального использования – совокупность предоставляемых гражданам по договорам социального найма жилых помещений в государственном и муниципальном жилищных фондах;

– специализированный жилищный фонд – совокупность предназначенных для проживания отдельных категорий граждан жилых помещений в государственном и муниципальном жилищных фондах;

– индивидуальный жилищный фонд – совокупность жилых помещений в частном жилищном фонде, которые используются гражданами – собственниками данных помещений для своего проживания, проживания членов своей семьи и (или) для проживания иных граждан на условиях безвозмездного пользования, а также юридическими лицами – собственниками данных помещений для проживания граждан на указанных условиях пользования;

– жилищный фонд коммерческого использования – совокупность жилых помещений в частном жилищном фонде, которые используются собственниками данных помещений для проживания граждан на условиях возмездного пользования либо предоставлены собственниками данных помещений на основе договора аренды или иного договора лицам во владение и (или) пользование.

Приватизация жилья возможна только в домах государственного и муниципального жилищного фонда и именно: в жилищном фонде социального использования (тех жилых помещений, которые предоставлены и используются на основании договора социального найма). Это следует из действующего гражданского и жилищного законодательства. Однако на первом этапе также осуществлялась приватизация общественного жилищного фонда.

В постановлении Верховного Совета РСФСР «О введении в действие Закона РСФСР „О приватизации жилищного фонда в РСФСР“» (1991 г.

) общественным объединениям (организациям) было рекомендовано осуществлять передачу и продажу находящегося в их собственности жилья в собственность граждан на условиях, предусмотренных для государственного и муниципального жилищного фонда.

Это относилось и к жилищному фонду, находившемуся в собственности профсоюзов.

Распространение условий приватизации жилья в домах государственного и муниципального жилищного фонда на общественный жилищный фонд было связано с тем, что эти три вида жилищного фонда относились к так называемому обобществленному жилищному фонду (жилищному фонду организаций). Правовой режим пользования этими жилыми помещениями был почти одинаковым.

Сегодня у граждан, проживающих в указанных выше жилых домах (входящих ранее в общественный жилищный фонд) нет правовых оснований для приватизации занимаемых помещений, поскольку имущество общественных объединений, в том числе жилищный фонд, после принятия ГК РФ (1994 г.) приобрело иной правовой режим.

Оно относится к частной форме собственности, и, следовательно, о приватизации жилья согласно Закону о приватизации речи быть не может. Передача жилых помещений в этом фонде гражданам теперь возможна только на основании гражданско-правовых сделок, в том числе по договору дарения.

Такой подход был подтвержден в постановлении Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 24 августа 1993 г.

№ 8 «О некоторых вопросах применения судами Закона Российской Федерации „О приватизации жилищного фонда в Российской Федерации“»: «граждане, проживающие по договору найма или аренды в домах общественного жилищного фонда, таким правом на основании Закона Российской Федерации „”О приватизации жилищного фонда в Российской Федерации ““ не обладают. Вместе с тем собственник общественного жилищного фонда или уполномоченный им орган могут самостоятельно принять решение о бесплатной передачи гражданам занимаемых ими жилых помещений. При возникновении в указанном случае спора его следует разрешать исходя из установленных собственником условий и порядка передачи жилья в собственность проживающих в нем граждан». Здесь необходимо сделать уточнение: в первоначальной редакции данного Закона была предусмотрена приватизация жилых помещений, занимаемых по договору аренды; ныне эта норма в Законе отсутствует.

Кроме того, вопрос об имуществе общественных объединений урегулирован ФЗ от 19.05.1995 № 82-ФЗ «Об общественных объединениях», согласно которому правоспособность общественного объединения как юридического лица возникает с момента государственной регистрации данного объединения.

Общественное объединение может осуществлять свою деятельность и без образования юридического лица, но в этом случае оно не может иметь в собственности имущество. Только общественные объединения, являющиеся юридическими лицами, могут иметь в собственности имущество, необходимое для обеспечения их деятельности, в том числе жилищный фонд.

Законом определены источники формирования имущества общественного объединения (вступительные и членские взносы, добровольные взносы и пожертвования и др.

), а установленный порядок формирования имущества общественных объединений позволяет сделать вывод, что их имущество относится к частной форме собственности и собственниками имущества являются сами общественные объединения – юридические лица, за исключением случаев образования общественных учреждений, за которыми имущество закрепляется на праве оперативного управления.

Иначе говоря, действующее законодательство относит имущество общественных объединений (включая жилищный фонд) к частной форме собственности. А по отношению к частному жилищному фонду понятие «приватизация» вообще не применимо.

Источник: http://www.redov.ru/yurisprudencija/privatizacija_zhilja_novyi_porjadok_sudebnaja_praktika_obrazcy_dokumentov/p8.php

Поделиться:
Нет комментариев

    Добавить комментарий

    Ваш e-mail не будет опубликован. Все поля обязательны для заполнения.